Кирсан Илюмжинов – жизнь после жизни
 
08.08.2018

Кирсан Илюмжинов – жизнь после жизни

У людей достаточно ограниченный набор желаний. Сейчас у многих молодых людей он вообще сводится к двум. Первое – это заработать миллион долларов, второе – получить власть. Как человек, у которого было уже и то, и другое, расскажите, как вы заработали первое и второе, и что делать в принципе, когда это в прошлом?

– Про первый миллион у меня спросили и студенты Университета искусства и культуры. Молодежь интересуют только деньги. Расскажу вам, как все это было. Я как раз заканчивал МГИМО, и миллион свой первый заработал, благодаря вахтерше – тете Маше. Стратегический институт и общежитие МГИМО охраняла семидесятилетняя бабушка. Она всех нас знала по именам и наших девушек тоже. Было лето. Я был старшекурсник и ждал распределения. Проходил мимо вахты. Тетя Маша сидела одна, было ей скучно, и она щелкала семечки.

Говорит мне: «Кирсан, хочешь семечек?». Угостила, и я сел рядом. Она была ведь не просто вахтерша, а вахтерша МГИМО. А значит, грамотная и постоянно читала всю свежую прессу. Особенно она любила газету «Московский комсомолец». Тут тетя Маша и говорит: «Вот ты японист. А тут фирма «Митсубиси» объявляет набор специалистов со знанием японского языка». Я прям обомлел. А Япония тогда была – это ШАРП магнитофон и ТОЙОТА машина, СОНИ телевизор!

Это был август 1989 года. Я тут же позвонил и договорился. На следующий день пошел, сдал тесты на английском и японском. Через неделю мне позвонили и сказали, что я приглашен на работу управляющим отделением компании в Грохольском переулке. Забавно, что, спустя много лет, посол Японии, пригласив меня на завтрак уже в наше время, назвал адрес, по которому располагался тот самый офис. Я помнил, что консульство Японии находилось напротив ТАСС. Они новое здание построили там, где я заработал свой первый миллион. Я устроился на небольшую зарплату – 300 долларов. Но у меня были 0,6 процента комиссионных от каждого проданного автомобиля.

Я предложил продавать немецкие машины, и мы стали официальными первыми дилерами «Аудио» и «Фольксваген». В ноябре 1989 года открылась первая станция техосмотра иномарок под моим руководством. Через год я стал первым официальным дилером по продаже «Хюндай» в СССР. А президенту «Хюндай», который дал мне дилерство в 1990 году, после этого в 1995 году я посоветовал пойти в политику. И он стал мэром города Сеула, лидером демократической партии, а в 2009 году был избран Президентом Южной Кореи.
С ним я, кстати, заработал свой второй миллион. Буквально через три месяца работы, к Новому году, я стал миллионером и оправдал пророчество вахтерши тети Маши. Продал очень много машин. Президент корпорации спросил у меня, как я хочу получить свои деньги. Я был выпускником МГИМО, счета в банке у меня не было. И я спросил: «А можно получить наличными миллион». Он согласился. Иностранная компания продавала машины дипломатическим и торговым представительствам и очень широко развернулась в СССР благодаря мне. И вот меня пригласили в кабинет. Дали большой и толстый дипломат. Раз – открыл, а там – десять упаковок по сто тысяч. Спрашивают: «Пересчитывать будешь?». Я сказал, что пересчитывать не буду.
Я благодарен судьбе, что в раннем возрасте я испытал это все. В 27 лет я стал самым молодым депутатом Верховного совета СССР и парламента России. В 30 лет стал самым молодым президентом Республики, в 33 года стал самым молодым президентом Международной Организации. Единственным, до сих пор, представителем СССР, возглавляющим международную организацию. То, что я все получил в самом раннем возрасте, и позволило мне спокойно относиться к этим вещам.
Когда проникаешься этой энергией и материей, только потом наступает спокойствие. Начинаешь управлять этой энергией. Как в буддизме. Ну, есть один миллион, есть два миллиона и три, и больше... Нормально. Так и власть. Почему я с властью спокойно расстался? Потому что я все уже испытал. И с Папой Римским мы встречались и дружили. И с Далай Ламой. И с Саддамом Хусейном, и с Бобби Фишером, и с Бабой Вангой. С Муамаром Каддафи.
– Настоящие политики рассматривают свою страну как произведение искусства. Фидель Кастро или Ким Ир Сен. Рассматривают народ как краски. Страну как холст. Ваш миллиард шахматистов ведь тоже своего рода новый арт-проект?
– Чтобы ребенка родить, нужно девять месяцев. А я за восемь с половиной месяцев родил однажды храм. Пришла идея построить храм. В центре города. На месте завода полуразрушенного. Ко мне приходили и мэр города, и председатель правительства и спрашивали, куда деть эту груду бетона. И тут я вижу в своей голове нечто красивое на этом месте. Главный и самый большой буддийский Храм Европы был построен на улице Кирсана Илюмжинова. А я и не знал этого. Когда Галина Старовойтова приезжала ко мне в 1993 году, она меня поддержала на выборах. Ее вот убили потом. И тогда, когда меня избрали, она пошла погулять, и, когда встретились за ужином, она говорит: «Ну, Кирсан, ну нельзя так. Ну, неделю поработали, а уже улица вашего имени. Я понимаю – Восток дело тонкое. Но так нельзя».
Я смеюсь и отвечаю: «Галина Васильевна, да это не в честь меня назвали. Эта улица уже до войны была».
Помощник мой принес из библиотеки книжку про героев гражданской войны. Эта улица была названа в честь старшего брата моего деда. Он был комиссаром Второй конной армии. В 1914 году работал учителем в гимназии, и его отправили на фронт. Там он развернул деятельность против империалистической войны. Его приговорили к расстрелу. Он бежал и организовал большевистскую революционную ячейку. В 1919 году, когда они освободили от белых станицу Великокняжескую Ростовской области, он не согласился как донской казак с казнями местного казачьего населения. И потом, когда увидел воочию, как советская власть организовывается и половине жителей поотрубали головы – не выдержал. Открыто выступил против красного террора. По одной версии, его застрелили. По другой, он сам застрелился. Не мог поддерживать такую власть. Но остался признанным Ворошиловым и Буденным героем гражданской войны. Колхоз был назван в его честь, и памятник ему стоит в Ростовской области. Вот такой был человек.
– Любой лидер с четкой позицией, со своей верой и любовью, как Далай Лама, Каддафи, Уго Чавес или Кастро, становится автоматически изгоем и объектом для нападения всего остального мира. Все харизматичные политики – маргиналы. Все безликие – у руля.
– Да, вы совершенно правы. Именно серость проголосовала, чтобы Каддафи бомбили, и серость не пускает в нашу страну Далай Ламу. Вы представляете, что происходит?
– Это полное безумие, что святому человеку запрещают въезд в страну. Одного их самых честных политиков хотят уничтожить физически. Вас зачисляют в ненормальные за то, что вы честно говорите о своих мечтах и фантазиях. С Мелом Гибсоном такая же история. Что происходит в мире?
– Ломать это надо все. БиБиСи брало у меня интервью про финансовый кризис. Я говорю, что это вершина айсберга. Главное, наступивший кризис не экономический, а идеологический. Кризис Человеческой Цивилизации. Мы так загрязнились. Все производим и потребляем, производим и потребляем. Уничтожая при этом и себя и природу. Времени нет пообщаться. О духовном поговорить. Раньше хоть Христос среди нас ходил и проповедовал. А теперь никого нет. Современный мир не оставил места духовности. А чем больше человек живет, тем больше ему хочется жить, и тем меньше ему остается жить. Об этом он не думает. О том, что Будда говорил про перерождения и реинкарнацию, не говорится. И полностью идет деградация мысли. Это значит – все. Мысль материальна, и значит, мы подошли к той черточке, за которой бездна. Мы должны трансформироваться. Вспышка и озарение должны произойти.
Никакие партии, ни националистические, ни социалистические, себя не оправдали. Деградация и либеральной, и коммунистической мысли. Человечество, как живой организм, сейчас вроде бы все перепробовало. И что дальше, и куда?
В ООН сидят президенты всех стран. Что им мешает на 2012 год отказаться финансировать войны и объявить мораторий на военные расходы. Все расписались, и с 1 января у нас – триллионы долларов на изучение человека. Самого себя. Мы же себя не знаем. Если эти деньги направить на медицину, мы и рак победим и сахарный диабет.
Деньги – это энергия материального мира. Где взять деньги? Все они сейчас вложены в уничтожение человечества. Их необходимо перебросить в Спасение. Вот и все. Просто или нет?
– Просто и ясно. Но непривычно для политики…
– Моя цель – миллиард играющих людей. Больше вероятность, что именно из моего миллиарда попадут люди в парламенты, станут депутатами, мэрами, президентами. Я знаю, что у них уменьшится вероятность принятия неправильных решений.
Шахматы – многогранная игра. Ее придумали пять тысяч лет назад, и в нее играли правители и стратеги, а сейчас может играть любой человек в самой бедной точке мира. Она изображает сражение двух армий, а при этом является самой мирной игрой, более того, объединяет людей, которые даже не говорят на одном языке. Поэтому в шахматы играют все, и я играю в шахматы с самыми разными людьми в самых разных уголках нашей планеты. И об этом не пишут газеты и не сообщат по радио и ТВ, пока в шахматы не сыграет человек, к которому приковано внимание всего мира. И тут же раздадутся голоса, что я не должен играть в шахматы с кем попало, что это политическая акция и тому подобное.
Но если эта игра привлекла внимание всего мира к шахматам и ФИДЕ, значит, она способствовала пропаганде нашей деятельности. И значит, я и в дальнейшем буду играть в шахматы везде и со всеми, потому что моя цель – способствовать всемерному распространению этой древней игры и через нее служить делу мира и взаимопонимания между народами.

Лето 2011 года

Источник