– Расскажите о последних новостях по организации матча за шахматную корону.
Все, подписали соглашение. С 10 по 30 ноября в Нью-Йорке состоится матч: чемпион мира Магнус Карлсен сыграет с победителем Турнира претендентов, стартующего 10 марта в Москве. Первый ход в чемпионском противостоянии будет 11 ноября. Призовой фонд – не менее $1 млн.
Карлсен согласился и, думаю, что победивший в московском турнире тоже не откажется сыграть матч на Манхэттене. Сейчас выбираем, где именно. Есть предложения от нескольких компаний.

Кирсан Николаевич, одна из ключевых программ ФИДЕ называется «Шахматы в школах». Почему для вас принципиально, чтобы они были встроены в систему обучения?
– Эту программу я анонсировал в 2010 году в Ханты-Мансийске. Говоря о ней, сказал, что основные задачи, поставленные передо мной в середине 1990-х, выполнил. Добился того, чтобы МОК признал шахматы спортом, объединил шахматный мир, отстроил систему розыгрыша чемпионского титула.

– Владимир Борисович, недавно вы сделали несколько громких заявлений – об Илюмжинове, о Каспарове. Это было целенаправленно?
– У меня нет идей создавать какой-то пиар. Просто у меня действительно такое мнение. Некий логический вывод, наиболее вероятная версия, с моей точки зрения. У меня не было никакой задней мысли. Некоторые люди сейчас чрезмерно политизированы, и им показалось, что я сделал слишком резкое высказывание. А я всего лишь ответил на один из вопросов интервью, потому что всегда говорю то, что думаю.

– Кирсан Николаевич, какой из «свежих» турниров вам запомнился больше всего?

– Этап Гран-при в Монако. Мы его в казино провели, девушки жили в пятизвездочном отеле, а принц Альбер взял турнир под свой патронат. Он участницам выдал карты, на которых было по €1,5 тыс., чтобы шахматистки могли заплатить в ресторане за ужин.
Властям Монако все это очень понравилось. Премьер-министр на приеме сказал: «Как хорошо, как тихо… Гонки на Формуле-1 так шумят, все кричат. И вообще, ничего там не понятно. А тут спокойно. Да и экономично». И они попросили провести женский чемпионат мира в 2016 году.

– Вам приходилось жалеть о том, что 20 лет назад вы решили возглавить ФИДЕ?

Я назад не оглядываюсь. Недавно вот встретился с Булатом Асановым, который в свое время возглавлял Шахматную федерацию Казахстана, и отчасти тоже был причастен к моему выдвижению в президенты ФИДЕ. «Булат, – говорю, – с твоей легкой руки меня почти на $100 млн. развели».
Только на чемпионат в Лас-Вегасе ушло $3 млн. Затем – матч Анатолий Карпов – Гата Камский, который я спас и провел в Элисте, – $1,5 млн. Потом Гарри Каспаров играл с компьютером в США.

– Кирсан Николаевич, известно, что вы очень любите Бориса Спасского...

– С ним мы в очень хороших отношениях. Я всегда старался помогать ему, чем только мог. Мой ему подарок – элитный коттедж в Элисте, куда он любил приезжать.
Спасский – уникальный человек. К сожалению, инсульт подкосил чемпиона в 2010-м. А потом была темная история с побегом из Франции. Помните, пресса много писала о том, что супруга держит Бориса Васильевича в плохих условиях, и он рвется в Россию, считая, что родная земля его излечит?

– Кирсан Николаевич, почему Каспаров по отношению к вам ведет себя так агрессивно?

– А ведь мы с ним когда-то дружили. Я и сейчас к нему великолепно отношусь. Великий чемпион, боец, сгусток энергии и эмоций. Часто любил кушать у него дома пельмени, их вкусно готовила мама Гарика – Клара Шагеновна.
А что потом? Каспаров не умеет ни с кем долго держать хорошие отношения. Может быть, поэтому у него и в политике ничего не получается – вернее, в ней он ведет себя как ребенок. Потому на последних выборах в Норвегии за ним не пошли люди, не выбрали его главой ФИДЕ.

– Кирсан Николаевич, что для вас сегодня Международная шахматная организация?

– Это жизнь, это непередаваемая любовь к шахматам, это гордость за то, что я сделал. У меня нет сейчас времени спать, да и никогда не было. Я живу в самолете. А все почему? Я сам себе говорю: Кирсан, ты 20 лет назад обещал сделать шахматы спортом №1? Так делай!
Что было в 1995 году? Разруха! Шахматы были популярны в странах бывшего СССР, однако с развалом Союза интерес угасал. Пара стран Европы, немного США, Куба, Филиппины... Все! Больше они в мире мало кого интересовали.

– В ноябре прошлого года Минфин США ввел санкции против Кирсана Илюмжинова. Вам никогда не приходила мысль со временем возглавить ФИДЕ?

– Сейчас точно нет. Я – второй шахматист мира, профессионально играю. К тому же, меня никто никуда не приглашал. Кроме того, у меня нет ощущения, что Илюмжинов собирается уходить. Временное ограничение его полномочий – тактическая перестановка. Как бы кто к нему ни относился, но я уверен, что обвинения в его адрес абсолютно надуманные.

Патриарху петербургских шахмат 7 февраля исполнилось 90 лет. Но и в столь солидном возрасте гроссмейстер живет не прошлым, а настоящим. Накануне юбилея Марк Тайманов побеседовал с обозревателем «Санкт-Петербургских ведомостей».

– Марк Евгеньевич, какое место в вашей жизни занимают шахматы сегодня? Играете ли в ветеранских соревнованиях?
– Нет, от активной игры я по понятным причинам отошел. Но любить шахматы после этого, конечно, не перестал.