Кирсан Илюмжинов: «Шахматы – вместо войн, вместо автоматов и пулеметов»
 
25.07.2018

Кирсан Илюмжинов: «Шахматы – вместо войн, вместо автоматов и пулеметов»

– Кирсан Николаевич, мы как-то обходим эту тему стороной, но давайте говорить, как есть: комиссия по этике Международной шахматной федерации (ФИДЕ) отстранила вас, президента с 1995 года, от шахмат. Звучит чудовищно. Что это вообще значит? Это произошло под воздействием американских санкций? Или из-за интриг Макропулуса и Каспарова?

– Мне не показалось, что на моем сайте мы обходили стороной эту тему (смеется). Я уже говорил, что решение комиссии по этике ФИДЕ о моем отстранении незаконно. Три члена комиссии приняли политическое решение из-за санкций США в отношении меня. Я избран на пост президента ФИДЕ представителями 110 государств, и меня не могут отстранить три человека. Я намерен продолжить исполнять свои обязанности на посту президента ФИДЕ до октября этого года. А по поводу этого решения я намерен обратиться в спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) и в международный суд по правам человека.

Я могу повторить снова: все это связано со страхом вице-президента ФИДЕ Георгиоса Макропулоса перед моим авторитетом в шахматном мире. Он просто пытается любыми способами прорваться на пост президента ФИДЕ.
Ну, и, конечно же, в этом деле отчетливо прослеживается политическая подоплека. На ФИДЕ надавили американцы. Налицо политический заказ.
– Выборы президента ФИДЕ состоятся в Батуми 3 октября этого года. Скажите, вам не грустно оттого, что на этот раз вы не являетесь кандидатом на этот пост?
– Представьте, нет. Говорю абсолютно искренне. Я пробыл на этом посту 23 года. Как говорят, кто придет после нас, пусть сделает лучше. Конечно, сначала была некая грусть – я ведь привык к определенной гонке, более 100 стран посещал за год. Шахматные проекты и все такое.
Но потом я подумал: в ноябре 2015 года американцы внесли меня в санкционный список по надуманной и лживой причине. Я борюсь, пытаюсь что-то доказать, хотел прилететь в США и пройти детектор лжи. Я говорил, если я виноват, докажите и судите меня. Если я преступник – посадите в тюрьму, хоть на электрический стул. Я не убегаю, не прячусь.
Я готов предстать перед американским правосудием. Бесполезно. Меня даже не пустили в самолет, когда я собрался лететь в Нью-Йорк. То есть, не я бежал от американской Фемиды, а она от меня.
И тогда я посмотрел по сторонам и увидел, что я, как гладиатор на арене римского стадиона. Хотя и не повержен даже. Но некоторые из тех, с кем я работал бок о бок 23 года, молчат и ждут момента, чтобы опустить палец вниз. Это вместо того, чтобы сплотиться вокруг своего президента, написать письмо президенту США или в ООН. Выразить протест против того, что лидер федерации, куда входят 188 стран, можно сказать, подвергнут остракизму без всяких на то оснований. А ведь девиз ФИДЕ – «Gens una sumus» (Мы одна семья).
– Чего-то вы, Кирсан Николаевич, недоглядели, как глава этой семьи…
– Возможно (смеется). Все к лучшему. Кстати, я решил не выдвигаться на новый срок до того как комиссия по этике вынесла свое решение. А до 3 октября я остаюсь президентом ФИДЕ и делаю свою работу. 3 октября на конгрессе в Батуми представители 188 шахматных федераций должны выбрать нового главу организации. Есть три кандидата: Макропулос, британский гроссмейстер Найджел Шорт и член попечительского совета Федерации шахмат России, Аркадий Дворкович.
– Понятно. А как думаете, есть ли жизнь после шахмат?
– Странный вопрос. Конечно же, есть! Хотите знать о моих планах? Что ж, на пенсию я пока не собираюсь. Планов много. Громадье, как говорил Маяковский. Давайте об этом поговорим чуть позже. Ближе к октябрю. Но шахматы я не брошу. Я свои цели не меняю: миллиард людей, играющих в шахматы. Миллиард умных людей. Шахматы – вместо войн, вместо автоматов и пулеметов. Шахматы – это моя жизнь. Как я могу их оставить? Какие санкции могут помешать человеку жить по правилам, написанным не американским госдепом, а Буддой, Магомедом или Иисусом Христом?
– Красиво сказано, Кирсан Николаевич! Спасибо за интервью и удачи!

 Маргарита Сумарокова