Не знаю, как вас, уважаемые читатели, а меня задело сообщение о том, что в первые дни весны в странах Европы от непривычных холодов погибло до шестидесяти человек.

На самом деле статистика, если брать с конца осени, наверняка более удручающая – к сожалению, мне не удалось ее найти. Это давно стало обыденностью: неимущие, часто престарелые, больные люди, не обязательно бездомные, замерзают ежегодно десятками. Не альпинисты, попавшие в снежную бурю. Не полярники, потерпевшие аварию где-то у полюса за сотню километров от спасительной базы. Обычные люди. В благополучной Европе.

Наша цивилизация вошла в третье тысячелетие. Мы покорили атом, запускаем корабли в глубины Вселенной и уже присматриваемся к освоению Марса. Как же мы смирились с тем, что ежегодные десятки, а то и сотни потерянных жизней воспринимаются не как катастрофа, а как сухая статистика?

Боюсь, это началось не вчера и даже не сто лет назад. В фольклоре разных народов, в творчестве разных писателей, от Шарля Перро до Евгения Шварца, отразились мотивы замерзшего сердца, окаменевшей души. Самый страшный, девятый, круг ада у Данте затянут льдом.

Не удивлюсь, если люди, знающие меня только по публикациям в прессе, видят во мне этакого вечно невозмутимого беспробудного трудоголика. Но читателям «Русского пионера» я готов открыть невеликую, в общем-то, тайну: я страшный лентяй. Моя заветная мечта – проспать однажды 10-12 часов подряд. А уж насколько велик порой соблазн точным апперкотом вправить мозги несговорчивому оппоненту – и не передать!

Строго говоря, задавая буддисту вопрос, что такое соблазн, вы должны быть готовы к длительной и очень интересной лекции. И дело не в том, что это очень сложный вопрос, напротив, это очень просто. Но в том-то и дело, что объяснить простое иной раз довольно сложно.

Пожалуй, ближе других европейцев к буддийскому пониманию соблазна подошел французский философ Жан Бодрийяр, сказавший «Все – соблазн, и нет ничего, кроме соблазна». Вот как-то так. Конечной целью любого буддиста является достижение нирваны. Для этого надо осознать, что весь мир – иллюзия, и избавиться от дуккха. Это слово обычно переводится как «страдание», но вернее было бы говорить о целом комплексе отрицательных эмоций. Тут и страх, и зависть, и чувство собственной неполноценности – да много всякого. Дуккха же порождается тришной – это жажда чего бы то ни было: материальных ценностей, чувственных наслаждений, славы, престижа и т.д.

Вот и получается, что заглядываетесь ли вы на прекрасную девушку, собираетесь ли купить шаурму или планируете карьеру, все это соблазны, отдаляющие вас от достижения нирваны. Поэтому буддийские (да, кстати, и христианские) монахи стараются удалиться от мира и его соблазнов.

Снег – союзник россиян. Он и кормит, и развлекает, согревает и защищает. Относитесь к снегу серьезно и с уважением, и он станет вашим союзником в покорении настолько бескрайних пространств, что многие люди даже представить себе не могут такое великолепие.

В детстве мне иногда доводилось сталкиваться с несколько сочувственным отношением сверстников из других городов, узнавших, что я из Калмыкии. «А, знаем, знаем! – говорили они. – Элиста, верблюды, вечная жара, сплошной Каракум и Новый год под пальмами». С реальностью у таких знатоков совпадали лишь первые два пункта. Да и то – верблюдов у нас встретишь не часто.
Конечно, в Калмыкии прекрасно знают, что такое снег. Одно из наиболее ярких воспоминаний моего детства – свежий снег, пушистый и мягкий, который так музыкально скрипит под ногами. Мы, элистинские мальчишки, обожали бегать на лыжах – наперегонки и на дальность, на спор и просто так, резали коньками лед Колонского пруда.
Не могу сказать – то ли экология действительно ухудшается, то ли возраст сказывается, но снег уже не кажется мне таким уж мягким, белым и музыкальным. Наверное, именно из-за этой ностальгии по снегу моего детства так отзывчива душа к стихотворению Александра Галича «Кадиш»:

Ни одна революция, свершавшаяся под благими лозунгами, по большому счету не достигла своих целей. Общество нельзя «загнать в счас­тье железной рукой». Лишь одна революция способна построить счастливое будущее – революция души. И каждый должен совершить ее самостоятельно.

Накануне столетия русской революции мы вновь начинаем задаваться вопросом: что это было? Великий социальный эксперимент или исторический сбой? Почему СССР потребовал для своего развития миллионы жертв, а в итоге выродился в тоталитарную страну под управлением дряхлых генсеков и пал в считанные дни? Почему никто не вышел на защиту «первого в мире государства рабочих и крестьян»?

Мне кажется, причину величайшего краха в новейшей истории найти несложно. Она в том, что ни одна революция, начиная с событий в Британии XVII века, не приносила народам обещанных изменений. Французы, взявшие в 1789 году штурмом Бастилию под лозунгами «свобода, равенство, братство», очень быстро получили нищету, внешнюю и гражданскую войны. А заодно и революционный террор, творимый комиссарами, которые были «равнее других». Кстати, и комиссары пали жертвой своей же революции.

Невероятное ухудшение жизни мы видим и сегодня – в странах, переживших так называемые цветные революции. В одном из соседних государств уже пережили три социальных катаклизма (и, по слухам, намерены устроить четвертый). И с каждым из них жизнь простого человека становилась все тяжелее, а сейчас там и вовсе тысячи людей гибнут в горниле братоубийственной войны.

Первые иностранные деньги я, свежеиспеченный выпускник Московского государственного института международных отношений (МГИМО), получил в руки еще в 1989 году. Это была моя первая зарплата в советско-японском совместном предприятии «Лико-Радуга». Многопрофильная фирма, «дочка» знаменитой «Мицубиси», поставляла в СССР иномарки, открывала рестораны в Москве, организовывала выставки.
Попал я в нее — вы не поверите — буквально с улицы, по объявлению о поиске управляющего. Не знаю, сколько человек откликнулось на объявление, но фирма отобрала только 24 кандидата, в том числе и меня, для прохождения довольно сложного экзамена. Среди прочих требований к кандидатам было указано как желательное знание японского языка, и, видимо, сыграло свою роль то, что я только что окончил факультет востоковедения МГИМО, причем специализировался именно на Японии: меня приняли.
Условия были фантастические: фирма сразу предоставила мне двухкомнатную квартиру, служебный автомобиль, оклад в пять тысяч долларов, плюс некоторую сумму в рублях, премии и проценты с продаж. Выдавали зарплату исключительно долларами.
Старшее поколение наверняка помнит, что за свои услуги разного рода специа­листы, от сантехников в городах до трактористов в колхозах, в те времена предпочитали брать вознаграждение не деньгами, а водкой. Это была валюта простого народа. Ну а тузы повыше — заведующие торговыми базами и универсальными магазинами, чиновники и т.д. – предпочитали полновесные марки и доллары.

Две мировые войны и бесчисленное множество региональных конфликтов, случившиеся за последние сто лет, ничему не научили человечество. Мир вновь оказался на пороге глобальной бойни. Альтернативой силовым решениям недальновидных и безответственных политиков могут и должны стать шахматы – как инструмент сотрудничества и согласия.

В середине октября две авторитетные американские телекорпорации поинтересовались у граждан их оценкой возможности начала III мировой войны. По данным опроса CBS, треть американцев твердо уверена, что война не за горами. Еще почти половина считает, что она весьма вероятна.

В NBC News уточнений делать не стали, а просто спросили, что больше всего беспокоит граждан. И получили цифру: 72% боятся вступления страны в крупную войну при президенте Дональде Трампе. При этом 54% респондентов видят главного врага в Северной Корее, а 14% – в России.

Год назад аналогичный опрос проводился в РФ. Как выяснили эксперты Левада-Центра, начала III мировой тогда опасались 48% россиян.

Опросы в любой стране мира дают схожие результаты. Это объяснимо: люди везде хотят жить спокойно и счастливо, а война, тем более – мировая, охватывающая целые континенты – самое ужасное несчастье, какое только можно представить. Конечно, если исключить природные катаклизмы вроде падения астероида или всемирного потопа. Но ничего подобного с человечеством не случалось давно, а вот память о кошмарной мясорубке 1939-1945 гг. еще очень свежа.

Когда редакция «Русского пионера» предложила поразмышлять о каникулах, я слегка удивился. Я как-то плохо представляю себе, что такое безделье. Даже попросил помощника уточнить значение слова «каникулы».

Оказывается, в Древнем Риме период летней жары, совпадавший с началом утренней видимости Сириуса, называвшегося Canicula («маленькая собака»), называли «dies caniculares» – «собачьи дни» (с 22 июля по 23 августа), считавшиеся временем летнего отпуска. Отсюда и происходит слово «каникулы».
Меня, однако, больше заинтересовало определение Владимира Даля из «Толкового словаря живого великорусского языка»: «Вакации – гулящая, праздная пора». Я этого не понимаю. Как можно праздно, без пользы тратить ценнейший ресурс, данный нам природой, – свое собственное время?
Очень обидно бывает видеть юношей и девушек, сидящих где-то в парке и во дворах, уткнувшихся в смартфоны и планшеты. Что они там ищут? Или новая забава – спиннеры. Говорят, они помогают ребенку расслабиться, снять стресс. Но, позвольте, какой стресс может быть в 10-15 лет?
Это как раз то время, когда можно и нужно испытывать «стресс» – от новых открытий, от освоения реальности – без опаски получить психологическую травму. Просто детская психология так устроена. А мы вместо этого подсовываем ребенку тупую игрушку, начисто отключающую сознание тогда, когда оно должно работать днем и ночью.
Вот так я решил, что мне есть, что сказать по этому поводу.

Каждый, кто хоть раз интересовался буддизмом, знает, что Будда пришел к выводу о том, что причиной людских страданий являются сами люди. Всему виной – их привязанность к материальным ценностям в ущерб ценностям духовного мира.

Вот главный вопрос: почему мы несчастны? Ответ на поверхности – мы эгоистичны. Мы хотим хорошего лишь для себя. Есть ли выход? Есть, великий Учитель указал его: человек должен освободиться от эгоизма.

Буддисты верят – есть страдание, дукха. Дукха – означает «нетерпение, непостоянство, нетерпимость». Но страдание – всего лишь следствие. Причина – наша вечная жажда. Желание обладать, присваивать и потреблять.

Будда постиг все, что только доступно смертному: блаженство и негу дворцовой жизни, медитацию йогов, философские доктрины, власть и бедность, пресыщение и голод, одиночество и аскезу.

Жизнь Будды – воплощение любви и сострадания ко всему живому. Его личность – это широта, величие, невероятное бесстрашие. Он родился для блага людей. Будда стремился к истине, к победе над мирской суетой, потому что люди были несчастны. Помочь им – было Его единственной заботой. За всю свою жизнь Он никогда не думал о себе.

Будду часто спрашивали, есть ли Бог, и Он отвечал, что не знает. Когда Его вопрошали о цели существования человечества, Будда отвечал: «Делайте добро, и вы будете счастливы».

Сейчас население Земли составляет 7,5 млрд. человек, чуть меньше половины находятся в трудоспособном возрасте. По данным Международной организации труда, почти 6% из них – больше 200 млн. – не имеют работы. О том, какое количество людей трудятся за плату, едва позволяющую сводить концы с концами, МОТ умалчивает.

По прогнозам экспертов, развитие технологий будет постепенно вытеснять людей с рынка труда. Это касается всех сфер: производства, транспорта, услуг. Роботы будут собирать автомобили, и водить их по ими же построенным дорогам, компьютерные программы – вести бухучет, писать музыку и играть роли в блокбастерах.
Безработица для сотен миллионов людей (а ведь оттого, что кто-то один в семье потерял работу, страдает не только он сам, но и его дети, и пенсионеры-родители) приведет к катастрофическим последствиям. Нас ожидает крах экономики, ориентированной на потребление. Это повлечет столь мощные кризисы, каких мы еще не видели.
Масса ничем не занятых, голодных и озлобленных людей станет питательной средой для расцвета самых радикальных идеологий и течений – от нацизма до религиозного фундаментализма. В сочетании с бюджетным параличом, это приведет к развалу и самоуничтожению многих ныне существующих государств. На их месте вырастут агрессивные внегосударственные системы – вроде ИГИЛ.
Но и в благополучных с виду странах не будет спокойствия: не способные к созиданию воинствующие системы будут сеять хаос и ужас по всему миру. До предела обострится борьба за иссякающие ресурсы, прежде всего – за воду.

Когда получил смс-ку от редактора «Русского пионера» с заданием написать о кораблях, даже слегка расстроился. Ну не люблю я эти посудины, бороздящие гладь морей и океанов. Чего скрывать – меня элементарно в море укачивает. Я же далекий от мореплавания человек. Родился там, где степь прикасается к небу, – в Калмыкии.

А потом подумал: хотите про корабли? Не вопрос. Напишу. О том корабле, что мне дороже всего на свете. Читайте.
Сначала – немного истории. За тысячи лет человечество прошло огромный путь – от примитивных тростниковых плотов к изящно летящим по волнам каравеллам и до мощных, поражающих воображение атомных ледоколов.
Впрочем, стремление вперед, к новым горизонтам, высочайший интеллект, обеспечивающий это движение, так и не привели к осознанию того, что наша планета, по сути, – такой же корабль, дрейфующий среди далеко не безопасных просторов Вселенной.
Вспомните знаменитый припев из песни «Битлз» про желтую субмарину: «We all live in a yellow submarine…». Вот так и живем мы все – в одной желтой подводной лодке. Или на одном корабле. И бороздим океан под названием Жизнь. А что? Живем, не жалуемся.
Наверное, нет ни одного мальчишки, не мечтавшего стать моряком. Мечтали об этом и мы в Калмыкии. Более притягательным всегда бывает то, что кажется недостижимым. Тому, кто ничего крупнее городского пруда не видел, океан кажется чем-то невероятно величественным, а покоряющие стихию люди – сказочными великанами.

Страница 1 из 4