Когда получил смс-ку от редактора «Русского пионера» с заданием написать о кораблях, даже слегка расстроился. Ну не люблю я эти посудины, бороздящие гладь морей и океанов. Чего скрывать – меня элементарно в море укачивает. Я же далекий от мореплавания человек. Родился там, где степь прикасается к небу, – в Калмыкии.

А потом подумал: хотите про корабли? Не вопрос. Напишу. О том корабле, что мне дороже всего на свете. Читайте.
Сначала – немного истории. За тысячи лет человечество прошло огромный путь – от примитивных тростниковых плотов к изящно летящим по волнам каравеллам и до мощных, поражающих воображение атомных ледоколов.
Впрочем, стремление вперед, к новым горизонтам, высочайший интеллект, обеспечивающий это движение, так и не привели к осознанию того, что наша планета, по сути, – такой же корабль, дрейфующий среди далеко не безопасных просторов Вселенной.
Вспомните знаменитый припев из песни «Битлз» про желтую субмарину: «We all live in a yellow submarine…». Вот так и живем мы все – в одной желтой подводной лодке. Или на одном корабле. И бороздим океан под названием Жизнь. А что? Живем, не жалуемся.
Наверное, нет ни одного мальчишки, не мечтавшего стать моряком. Мечтали об этом и мы в Калмыкии. Более притягательным всегда бывает то, что кажется недостижимым. Тому, кто ничего крупнее городского пруда не видел, океан кажется чем-то невероятно величественным, а покоряющие стихию люди – сказочными великанами.








Весна – души моей отрада,

Пора надежд, пора тревог.
Достанется ли мне награда,
Чтоб я все беды превозмог?

 

Где рифмы, легкие, как лани?
Где слова бойкость и запал?
Не воевал я, но изранен, 
Стоял на месте, но устал.

 

От недостатка витаминов
Растет весенняя хандра.
Мы живы лишь наполовину,
И дождик льет как из ведра.

 

В моем дому есть много разных
И сердцу дорогих примет,
Но лишь одна – как вечный праздник,
Как солнца луч, как теплый свет.

 

Едва коробку я открою,
Так сами строятся в ряды
Моя защита, все герои –
Ну просто райские сады!

 

Хитрость – давняя спутница человека. Однако если высокий ум признается всеми как положительное качество, то с хитростью все немного иначе.

Есть мнение, что хитрость всегда соседствует с обманом и ложью. Поэтому люди к хитрости часто относятся с недоверием, но особым пороком ее не считают. В России множество поговорок о хитрости, если и не осуждающих ее, то, по крайней мере, низводящих до уровня не самого достойного занятия: «Хитри, да хвост береги», «Как ни хитри, а правды не перехитришь», «С хитростью – до обеда, а с умом – целый день».
У калмыков хитрецы и проныры всегда вызывали неизменную улыбку. Есть у нас сказка о старике по имени Кеедя. Ничего у него не было из имущества, кроме рыже-лысого барана. С помощью природной смекалки и хитрости старик сумел в короткие сроки обзавестись семью верблюдами, лошадью и дохой. Пришлось ему, правда, пожертвовать бараном, но внакладе хитрец не остался. В Калмыкии к этому персонажу относятся по-доброму, даже памятник поставили в Элисте.   
Интересно, что от хитрости частенько страдают не только окружающие, но и сами хитрецы. Вспомните гомеровскую «Одиссею», целиком построенную на злоключениях героя, вызванных его же действиями. Хитростью победив и ослепив циклопа Полифема, Одиссей навлек на себя гнев морского бога Посейдона, отца гиганта. Да, Одиссей был вынужден схитрить, чтобы избегнуть гибели, но в отместку Посейдон 20 лет препятствовал его возвращению домой.

Связь, коммуникации между людьми испокон веков были важнейшей составляющей цивилизации. Каждое усовершенствование в этой сфере потрясало человечество. Возможность быстро и качественно получать информацию создавала империи и рушила их. Помните нехитрый трюк, с помощью которого граф Монте-Кристо сокрушил своего врага, банкира Данглара – всего лишь подкупив служащего телеграфа, чтобы тот передал неверное сообщение?

Что же говорить о мощи сети Интернет, позволяющей нам не только напрямую связаться с почти любым жителем Земли, но и предоставляющей доступ ко всем духовным и культурным благам? Все, что еще сто лет назад казалось недостижимой мечтой: возможность, не выходя из дома, присутствовать на лекциях ведущих ученых, увидеть знаменитые театральные постановки, познакомиться с работами выдающихся живописцев, – все это стало реальностью.
По подсчетам Международного союза электросвязи, в мире насчитывается 3,5 млрд. интернет-пользователей, т. е. половина населения планеты. Разумеется, эта цифра несколько лукава: ведь считаются, в первую очередь, конечные устройства. Если вы обладаете компьютером, смартфоном и планшетом, имеющими выход в интернет, вас посчитают за троих пользователей, а не за одного. Тем не менее, количество впечатляет.
Но как эта интернет-армия влияет на нашу жизнь? Разве глобальное общество стало более образованным, духовным, умным, чем полвека назад, в до-интернетную эпоху?

Регистрация – взлет – посадка – таможня. И снова взлет – посадка… Больше сотни стран в год, каждые три дня – новая страна, новые встречи, новые темы. Так выглядит жизнь президента ФИДЕ – одной из крупнейших мировых спортивных федераций.

Эти строки я тоже пишу в промежутках между поездками. Впрочем, такой ритм жизни знаком многим политикам и бизнесменам. Человек все меньше привязан к какому-то определенному месту. В силу необходимости – кто больше, кто меньше – разъезжают по миру ученые и артисты, журналисты и инженеры. Все больше людей, ощущающих себя гражданами мира.
Цивилизация развивается, и людям становятся доступны даже такие уголки, которые прежде составляли предел мечтаний профессиональных путешественников. Кто-то говорит – «мир становится меньше». Я помню песню из моего детства, в которой были слова: «Планета стала маленькою что-то. За час ее хоть всю исколеси. В любую даль часов пятнадцать лету, и плюс еще минут 15 на такси». Но, по-моему, это не Земля уменьшается, а человек растет.
Это значит, что все культурные богатства цивилизации, от египетских пирамид до старта космического корабля с мыса Канаверал, стали доступны любому желающему. Любой может побывать на Байкале или в Скалистых горах. Каждый может своими глазами увидеть Джоконду в Лувре или «Незнакомку» в Третьяковской галерее. И это прекрасно.

Неделю назад я вернулся из Кишинева, где побывал по приглашению президента Республики Молдова Игоря Додона.

Эта поездка была для меня приятна вдвойне. Во-первых, мне нравится Молдавия. Мой первый визит сюда состоялся в 1997 году: я проводил в Кишиневе одно из первых заседаний Президентского совета ФИДЕ. Молдавия подкупила меня особой аурой и тем, как здесь любят шахматы и чтут шахматные традиции.
Во-вторых, Игорь Николаевич Додон, мой давний и добрый знакомый, не только крупный политический деятель, но и глава национальной шахматной федерации. Его избрание на высший государственный пост стало позитивным событием для 600 млн. шахматистов планеты.
Мы в ФИДЕ неслучайно выдвинули лозунг «One billion chess players – one billion clever people», «один миллиард шахматистов – один миллиард умных людей». Ведь шахматы развивают не только интеллект, умение просчитывать последствия своих поступков, что необходимо каждому уважающему себя человеку. Древняя игра учит еще и уважению к оппоненту, побуждает учиться у него, забыв собственные амбиции и обиды. А эти качества должны быть присущи любому политику, претендующему на значимые должности.
Чем больше станет в мире шахматистов, тем больше будет умных людей во властных структурах. Станет снижаться количество конфликтов, расти сотрудничество между странами. Больше решений будет приниматься, исходя из интересов простых людей.

В угожденье богу злата

Край на край встает войной;
И людская кровь рекой
По клинку течет булата!
Люди гибнут за металл…

Строки, вынесенные в эпиграф, известны любому мало-мальски образованному человеку. Но многие ли задумывались о том, что в 1859 году, когда опера Шарля Гуно по мотивам «Фауста» Иоганна Гете впервые увидела свет на парижской сцене, благородный металл вынужден был потесниться на своем троне? И потеснила его невзрачная буро-черная тягучая жижа с довольно специфическим ароматом.
Нет, золото и поныне не утратило своей притягательности для человека. Между тем, почти 200 лет прошло с тех пор, как двигателем человеческой цивилизации стала нефть. И, увы, если сравнить количество жизней, принесенных в жертву этим богам, сравнение будет не в пользу золота.
История с нефтью выглядит неоднозначно. Человечество знакомо с этим ископаемым ресурсом более пяти тысяч лет: жители древних государств Ближнего Востока использовали ее для освещения и применяли в строительстве, а древние египтяне, кроме того, с ее помощью мумифицировали усопших. Впрочем, подлинный расцвет нефти начался лишь в конце XIX века, одновременно с появлением двигателей внутреннего сгорания.
Первые автолюбители покупали топливо для своих самодвижущихся экипажей в аптеках – пусть и не стограммовыми мензурками, но и не в тех объемах, для которых требовалось бы открывать специализированные торговые точки. Бурный рост ее добычи обеспечили промышленники, «посадившие» весь мир на автомобили.

В апреле-2016 в Американском музее естественной истории прошла научная конференция, на которой обсуждали, живем ли мы в реальном мире, или все, что мы видим – отражение созданного кем-то виртуального пространства, как в фильме «Матрица».

Вопрос не новый. Им еще 2,5 тыс. лет назад задавался греческий философ Платон. Участники конференции решили так: вероятность существования «матрицы» – 50 на 50, то ли есть, то ли нет. Причем, если мы действительно живем в виртуальном пространстве, достоверно узнать этого мы не сможем. Однако, я думаю, если говорить о матрице, как о канве, определяющей судьбу, у каждого из нас она своя. И формируется она в детстве.

Мое детство сложно назвать тихим. В юном возрасте я был предоставлен сам себе: родители много работали, а бабушке трудно было уследить за бойким сорванцом. Я рос на улице, где у нас была дружная и гораздая на выдумки ватага. Чем мы только не занимались! Исследовали окраины Элисты, лазили за яблоками в чужие сады, устраивали чемпионаты по бадминтону и шахматам. Дрались с мальчишками из соседних дворов.

Родственникам надоело меня постоянно искать, и меня решили устроить в детский сад. После разгульной уличной жизни я пришел в ужас: строем на прогулку, строем на обед. Посреди дня зачем-то уложили спать. Этого я не выдержал: выбрался в открытое окно и удрал к друзьям. Нашли нас поздним вечером на пруду. Это был единственный раз, когда я ходил в детсад: наутро заведующая наотрез отказалась меня принимать.

Минувшей осенью в двух странах Ближнего Востока почти одновременно начались крупные военные операции против боевиков террористической организации ИГИЛ. Сирийско-российская коалиция и армейская группировка под руководством США обрушились на бандформирования в сирийском Алеппо и иракском Мосуле.

С точки зрения обывателя, по масштабу и заявленным целям, эти операции схожи, как две горошины в одном стручке. Впрочем, представитель Госдепа США Джон Кирби считает такое сравнение оскорбительным. По его мнению, в Сирии военщина двух «диктаторов» – Асада и Путина – перемешивает с землей мирных оппозиционеров и гражданское население, в то время как в Ираке авиация 66 стран ювелирно работает исключительно по террористам.
Если отбросить ложь, ставшую второй натурой американских чиновников и военных, нельзя не признать, что Кирби относительно прав: разница есть. В Ираке американцы и их союзники доблестно преодолевают трудности, которые сами же и создали, свергнув, пусть и не самый травоядный, но вполне умеренный режим Саддама Хусейна.
При всем своем могуществе, Америка и американцы не желают учиться на собственных ошибках.Только за последние 30 лет они пытались «привести к демократии», а точнее – с помощью грубой силы насадить угодные себе режимы на Гаити, в Панаме, Ираке, Сомали, Югославии, Афганистане, Ливии, Йемене и Сирии. Очевидно, в понимании заокеанских элит приведение стран к демократии означает массовые бомбардировки (издевательски именуемые «гуманитарными») и провоцирование гражданских войн.

Начало III тысячелетия ознаменовалось крупными потрясениями. Человечество терпит поражение по всем фронтам. Воздух, которым мы дышим, воду, которую пьем, мы загрязнили настолько, что еще немного, и они начнут нас убивать. Полезные ископаемые, стимулировавшие технический прогресс, на грани исчерпания. Серьезно обеднели флора и фауна: ежедневно на Земле исчезает 72 вида растений и животных.

Беспощадное уничтожение природы провоцирует множество бед. Экономика находится в глубочайшем кризисе. Если в отдельных странах и содружествах стран до сих пор удавалось сохранять видимость благополучия, то сегодня даже в США и Евросоюзе все больше людей со страхом и озабоченностью смотрят в будущее. Каждые 24 часа в мире умирают от голода 18 тыс. детей. Ежегодно морозы и жара собирают смертельную дань с тех, кто не может позволить себе отопление и кондиционер.
Гуманитарная сфера приходит в упадок. Искусство, призванное служить прекрасному, проповедует культ насилия и распущенности. Спорт, который должен демонстрировать высочайшие возможности человека, выродился в шоу с применением запрещенных лекарств и наркотиков, закулисными интригами и коррупцией. Отношения между людьми деградировали до лайков в социальных сетях. Традиционные ценности размыты настолько, что наши предки отреклись бы от нас, своих потомков.
Все эти проблемы неслучайно приведены в одном ряду. В мире все взаимосвязано, поэтому бороться с ними по отдельности – бессмысленно и бесполезно.

Страница 1 из 4